МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Версия для слабовидящих

Версия для слабовидящих


Пила лучковая. 1930-1940е

Металл, дерево.
37,8х89,0 см

Поступила в фонды МКПР в 2015 году в результате приобретения у частного коллекционера. Размещена в экспозиции «Переломаны буреломами» в Мемориальном комплексе д. Кучино.

Лучковая пила – обязательный атрибут лесоруба 30 – 40 годов прошлого века. Как и канадский топор, лучковая пила являлась штатным орудием лесозаготовки. Конструкция пилы позволяла человеку одному спиливать небольшие деревья, а так же отпиливать массивные сучья, которые не брал топор. В экспозиции «Переломаны буреломами», размещенной в Мемориальном комплексе в д. Кучино подробно описывается тяжелый труд по лесозаготовке и лесосплаву.

Трудовое использование и распорядок дня заключенных ГУЛАГа.

Лагеря ГУЛАГа были созданы, что бы выполнять хозяйственные цели, организуя труд заключенных, который к тому же должен был по первоначальному замыслу чиновников способствовать исправлению нарушителей социалистической законности. Лагеря и колонии ГУЛАГа так и назывались – исправительно-трудовые. Вся жизнь лагеря была подчинена интересам производственно-хозяйственной деятельности. Соответственно этому строился и распорядок дня заключенных.

Вопросы, касающиеся распорядка дня заключенных освещались выпускаемыми инструкциями ГУЛАГа и дополнялись исходя из производственных необходимостей непосредственно лагерями.

По положению об ИТЛ – 1930 года: «в соответствии с результатами медицинского освидетельствования, с состоянием в той или другой категории и с условиями режима, который применяется к заключенному, и специальностью его, заключенные разделяются на посылаемых:

1) на общие работы,

2) на работы в учреждениях, предприятиях, промыслах, лесозаготовках и прочие,

3) на работу по админис¬тративно-хозяйственному управлению лагерем.

Общие работы производятся обязательно под надзором без права свобод¬ного передвижения, не вызываемого условиями работы. Работа в учреждениях, предприятиях и на промыслах производится в соответствии со специальностью и квалификацией заключенных. Рабочий день заключенных, по общему правилу, не может превышать 8 часов. Отступления могут быть лишь в зависимости от сезонного характера работ или в особых случаях, с разрешения Народного Комиссариата Труда Со¬юза ССР. Нормы оплаты и охраны труда заключенных устанавливаются Объединенным Государственным Политическим Управлением по соглашению с На¬родным Комиссариатом Труда Союза ССР».

Инструкция по режиму содержания заключенных – 1939 года подробно регламентировала распорядок дня заключенного.

Подъем заключенных производится по сигналу достаточной слышимости в часы, установленные приказом по лагерю, исходя из местных, производственных и других условий. От подъема по сигналу освобождаются заключенные, находившиеся на работах в ночной смене и получившие освобождение от работы по болезни. После подъема заключенные обязаны оправить свои постели и прибрать личное имущество, после чего направляются на завтрак. После приема пищи, по второму сигналу, подаваемому дежурным по лагерному пункту, заключенные строятся для утренней поверки и развода. Поверка производится в строю и должна занимать не более 15 минут. Поверка производится побригадно дежурным по лагерному пункту (участку, командировке). После поверки заключенные во главе с бригадирами направляются к месту работы. После развода остающиеся в бараках дневальные производят тщательную уборку. После уборки помещения дежурный по лагпункту производит обход помещений, пекарни, кухни и т.д. и принимает меры к устранению всех замеченных недостатков или непосредственно, или через администрацию лагерного пункта. В середине рабочего дня устанавливается перерыв продолжительностью один час для принятия пищи и отдыха. Время обеда и ужина устанавливается приказом по лагерю в зависимости от производственных и иных условий. Раздача обеда производится: а) непосредственно на производстве; б) на лагпункте.

При раздаче обеда администрация обязана не допускать очередей и обеспечить правильное распределение пищи. В случае, если питательные пункты находятся далеко от места работ и когда это требуется по условиям производства, администрация организует своевременную доставку и раздачу обеда на месте работ. Закладка в котел продуктов и раздача пищи производится в присутствии дежурного по лагерному подразделению и дежурного лекпома. Перед отходом ко сну до отбоя производится вечерняя поверка, для чего заключенные выстраиваются перед бараком, а зимой в бараке. Поверка производится поименно дежурным по лагерному подразделению и должна занимать не более 30-40 минут.

Отбой и подъем устанавливаются с таким расчетом, чтобы заключенные имели для сна не менее 7 часов. Освещение бараков производится с наступлением темноты, после отбоя в бараках оставляется только дежурный свет».

В инструкции указывалось: «каждый заключенный обязан работать по назначению администрации лагеря. Заключенные, отказывающиеся от работы, подлежат переводу на штрафной режим, а злостные отказчики, своими действиями разлагающие трудовую дисциплину в лагере, привлекаются к уголовной ответственности».

В лагерях ГУЛАГа, помимо мужского широко использовался женский труд.

В 1941 году выходит директива НКВД об оптимизации женского труда в лагерях и колониях, в которой указывается на максимальное использование женского труда. В легкой лагерной промышленности надлежало полностью заменить мужской труд женским. Кроме того женщины должны были работать на лесозаготовках и в металлообрабатывающей промышленности, грузить вагоны и сортировать лес.

Во время великой отечественной войны НКВД обращается к вопросу организации сна заключенных, твердо требуя от лагерной администрации, что бы время сна заключенных было не менее 8 часов. В директиве НКВД № 105 – 1942 года, говорилось, что во многих лагерях продолжительность сна заключенных составляет 4-5 часов, что пагубно отражается на их работоспособности. Заключенные переходят в категорию слабосильных и инвалидов, очевидно, соответственно снижаются трудовые показатели.

Восьми часовой сон заключенных, был подтвержден и инструкцией по режиму – 1947 года. В инструкции указывалось: «отбой и подъем устанавливаются таким образом, что бы заключенные имели не менее 8 часов непрерывного отдыха для сна. Распорядок дня устанавливается приказом начальника лагеря. Это положение помогает начальствующему составу на местах выстроить распорядок дня, учитывая характер производства. Горячая пища выдается два раза в день. Хлеб выдается два раза в день.

После приема пищи заключенные выстраиваются на поверку. В ненастную погоду и зимой поверка производится в помещении. Поверка должна занимать не более 15-20 минут. За 30 минут до отбоя заключенные выстраиваются на вечернюю поверку». Как видно распорядок дня заключенного в 1947 году мало чем отличался от распорядка дня заключенного в 1939 году. Единственно было сокращено время вечерней поверки с 40 до 30 минут.

В 1948 году в системе лагерей ГУЛАГа произошли серьезные изменения. Появились Особлаги, затем Специальные лагерные подразделения.

Для заключенных этих лагерей предусматривалось использование по возможности на особо тяжелых работах. Заключенных Спецлагерей надлежало на работу выводить под усиленной охраной. Запрещалось расконвоирование заключенных. Устанавливался усиленный надзор за заключенными.

Так как в Особлагах часто содержались квалифицированные инженеры, техники, конструктора – разрешалось использовать заключенных специалистов по их производственным специальностям, а также в качестве мастеров и инженерно-технического персонала для руководства производственной деятельностью лагподразделений. Заключенных Спецлагов запрещалось использовать на низших административно хозяйственных должностях, кроме бригадиров и десятников.

Использование заключенных, как в Особых так и Специальных лагерях на работах вместе с заключенными, содержащимися в общих лагерях, а также с вольнонаемными рабочими — запрещалось.

Для заключенных данных лагерей устанавливался 10-ти часовой рабочий день, не считая перерыва на обед, с предоставлением четырех дней отдыха в месяц. Кроме этого, предоставлялся отдых в дни:1 и 22 января,1 и 2 мая,7 и 8 ноября, 5 декабря.

За отказ от работы заключенные переводились на штрафной режим — в штрафной барак, как правило, с выводом на работы, или в карцер.

Распорядок дня заключенного Особого лагеря выглядел следующим образом: «распорядок дня устанавливается приказом начальника лагеря и доводится до сведения всех заключенных. Правила внутреннего распорядка печатаются (или пишутся от руки) на русском языке и национальных языках заключенных, размещенных в общежитиях, вывешиваются на видном месте в жилых помещениях, находящихся в зоне.

Подъем, развод на работу, окончание работы, сбор на поверки, отход ко сну объявляются по лагерному подразделению установленным сигналом.

Отбой и подъем устанавливается с таким расчетом, чтобы заключенные имели время для непрерывного отдыха (сна)— 7 часов. После подъема заключенные заправляют свою постель, прибирают личное имущество, умываются, одеваются и побригадно в строю следуют на завтрак. По окончании завтрака заключенные выстраиваются на поверку (заключенные, содержащиеся в штрафном бараке, на поверке выстраиваются покамерно). По окончании поверки следуют на работу в строю во главе с бригадиром, под конвоем. Для тщательной уборки барака, мытья полов и поддержки порядка в бараке, начальником лагерного подразделения назначается дневальный. Перед отбоем ко сну производится вечерняя поверка заключенных тем же порядком, как утром». Как видно из документов по Особлагам и Спецлагам для их заключенных устанавливались более жесткие методы трудового использования при обычном распорядке дня. Рабочий день был 10 часов, а на сон отводилось всего 7 часов, как в 1939 году.

Впервые с начала войны возрождается практика расконвоирования заключенных. В приказе МВД СССР № 0286 от 12 мая 1949 года говорилось: «расконвоирование заключенных производится в исключительных случаях, вызванных условиями производства или характером работы заключенных – специалистов, а так же для работы по обслуживанию специальных и штрафных лагерных подразделений».

ГУЛАГ продолжал наращивать производственные показатели лагерей. Перед главком стояла еще одна проблема. За годы войны и послевоенной разрухи множество заключенных перешло в категорию легкого физического труда и инвалидов. Процент подобных заключенных был значителен. МВД пытается изменить сложившееся положение, принимая соответствующий приказ. Приказ Министра Внутренних Дел СССР № 0418 от 25 июня 1949 года «О мероприятиях по улучшению физического состояния и трудового использования заключенных, содержащихся в ИТЛ и колониях МВД СССР» устанавливал новую градацию трудоиспользования заключенных. Заключенные делились на три категории физического труда: годные, физически неполноценные, используемые на легких работах и инвалиды.

В прилагаемой медицинской инструкции давались жесткие рамки определения трудовой категории. После этого приказа большое количество заключенных было возвращено в первую категорию физического труда, как используемых на общих работах. Стоит сказать, что в некоторой степени искусственное оздоровление заключенных не явилось для содержащихся в общих лагерях катастрофой. Не стоит забывать, что уже существовали Особлаги и Спецлаги на которые несмотря на все приказы возлагались самые тяжелые работы. Кроме того, постепенно улучшалась механизация производств, что так же способствовало не только лучшей производительности труда но и сохранению физических сил заключенных.

В целях оптимизации труда и увеличения производственных показателей МВД начало бережнее относится к своему контингенту. В 1951 году вышел приказ МВД СССР № 00151 «О мероприятиях по снижению производственного травматизма на лесозаготовительных работах ИТЛ, УИТЛК – ОИТК МВД – УМВД», в котором указывалось: «в целях улучшения охраны труда, недопущения нарушений правил техники безопасности и несчастных случаев на лесозаготовительных и сплавных работах – принять решительные меры к усилению борьбы с производственным травматизмом на лесозаготовительных работах и ликвидировать причины, вызывающие несчастные случаи».

Инструкцией о режиме содержания заключенных – 1954 года

подробно освещались вопросы распорядка дня и трудового использования заключенных.

На поверки отводилось 15 – 20 минут, на отдых заключенным давалось 8 часов.

«К месту работы и обратно в зону лагерного подразделения заключенные, содержащиеся на общем и строгом режиме, следуют в строю, во главе с бригадиром, под конвоем военизированной охраны, а на облегченном режиме — в сопровождении надзирательского состава. Расконвоированные заключенные следуют на работу и с работы самостоятельно по маршруту, указанному в пропуске, а в необходимых случаях — в сопровождении надзирателя. Проживающие за зоной лагеря-колонии заключенные являются на работу самостоятельно в строго установленное для начала работы время.

Основой исправления и перевоспитания заключенных является труд. Каждый способный к труду заключенный обязан работать. Организация труда заключенных осуществляется в соответствие «Положением об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД, в соответствии с законодательством по труду и правилами по технике безопасности.

Организация труда должна обеспечивать: а) повышение производительности труда заключенных и механизацию работ; б) использование заключенных, главным образом, по имеющейся специальности и обучение их новым профессиям; в) выполнение установленных производственно-хозяйственных заданий.

Трудовое использование заключенных должно производиться в специально оборудованных производственных зонах, изолированных, как правило, от основной массы вольнонаемных рабочих. В производственных зонах разрешается работа вольнонаемного административного и инженерно-технического персонала предприятий и квалифицированных рабочих, непосредственно руководящих работой заключенных. Организация трудового использования заключенных должна обеспечивать изоляцию друг от друга различных категорий осужденных. Для заключенных, содержащихся на общем и облегченном режиме, продолжительность рабочего дня устанавливается в 8 часов, на строгом режиме — 9 часов, не считая времени перерыва на обед. Пешие переходы заключенных к местам работы, находящимся за жилой зоной в отдаленных местах – запрещаются. В этих случаях доставка заключенных должна произво¬диться транспортом.

Вывод заключенных на работу на открытом воздухе при сильных морозах, метелях и ненастной погоде должен производиться с учетом действующих для вольнонаемных рабочих постановлений, местных Советов депутатов трудящихся о порядке производства работ при низких температурах. В зимнее время на местах работы для заключенных оборудуются пункты обогрева, и они обеспечиваются кипятком. Все работающие заключенные, получают заработок по установленным для них пониженным тарифным ставкам и должностным окладам, с применением сдельно-прогрессивной и премиальной систем оплаты труда, установленных для рабочих, инженерно-технических работников и служащих в соответствующих отраслях народного хозяйства. Из заработка заключенных производится удержание стоимости получаемого гарантированного питания, за пользование выдаваемым обмундированием (бельем, одеждой и обувью), подоходного налога и по исполнительным листам по взысканию алиментов. При всех условиях добросовестно работающим заключенным выплачивается не менее 10% их фактического заработка (гарантированный минимум).

Каждому работающему заключенному предоставляется отдых в общеустановленные выходные и праздничные дни. Заключенные, прибывшие в исправительно-трудовой лагерь, колонию из других мест заключения, при условии, если они находились в пути более 5 суток, освобождаются от работы на двое суток».

Рассматривая изменения распорядка дня заключенных во времена существования ГУЛАГа можно выявить общие моменты.

Начиная с тридцатых годов, на откуп лагерной администрации отдавались вопросы организации распорядка и трудового использования заключенных. Время рабочего дня всегда учитывалось без включения перерыва на обед и послеобеденный отдых. Строгая установка рабочего времени в центральных инструкциях, начинает практиковаться лишь в конце 40 годов. Заключенные использовались на работах в соответствии с присвоенной им категорией труда. Признанные медицинской комиссией годными, использовались на общих и тяжелых работах. Признанные ограниченно годными и инвалиды должны были использоваться на более легких работах или в лагерной обслуге. Не работать могли лишь больные, находящиеся в стационарах и заключенные сидящие в карцере. Особо тяжелые работы предполагалось выполнять каторжникам, а позже заключенным Особых и Специальных лагерей.

Трудовое использование заключенных Прикамья.

Проверяющими комиссиями, обследовавшими Кусьинлаг в 1948 году выявлены серьезные недостатки в трудовом использовании контингента.

«Отсутствует зимнее вещдовольствие, так как Золотопродснаб не обеспечил контингент. В течении января-февраля потеряно 11 650 человеко-дней, чем нанесен убыток государству 187 200 рублей. Причем в ноябре месяце 1947 года было продано вольнонаемному составу 140 полушубков и столько же валенок, телогреек и ватных брюк, а заключенные остались без зимнего вещдовольствия. Лишь в феврале закуплено 600 комплектов зимнего вещдоволствия, чем ликвидирован невыход из-за раздетости.

С прибытием в конце апреля новых трех этапов картина резко изменилась, так как выявилось отсутствие в строймонтажной канторе инструментов и материалов.

За декаду мая убыток государству составил 40 712 рублей 20 копеек и это только из стоимости за содержание заключенных, не включая капитало- отдачу, которая выразится еще дополнительно в 75 000 рублей».

Похожее положение наблюдалось в ИТЛ Молотовстроя четыре года спустя.

«Трудовое использование контингента заключенных в ИТЛ организовано неудовлетворительно. Из-за отсутствия фронта работ, необеспе¬ченности материалами и плохой организации труда в ИТЛ ежедневно не работает свыше 2000 заключенных, что отри¬цательно влияет на состояние режима и трудовой дисципли¬ны среди заключенных.

План вывода заключенных на работу не выполняется.

Наряд – задание с описанием характера работ и указанием характера работ, перед началом работ не выдается, в результате чего во время закрытия нарядов возникает много недоразумений и жалоб со стороны заключенных.

Имеет место, когда сданная бригадиром и принятая мастером работа, необоснованно уменьшается в объеме прорабом.

Бригады, работающие на разгрузке вагонов работают по 3-4 часа, а остальное время простаивают из-за отсутствия работ и простой строительство не оплачивает. Так бригада №2 -2-го марта с/г, в составе 14 чел. простояла 5 часов, 9 маржа 15 человек простояло -6 ча¬сов».

По данным проверок 50 годов в трудовом использовании заключенных имелись серьезные недочеты.

Недостатки в объеме и качестве трудового использования заключенных были выявлены в Усольском ИТЛ в 1951 – 1952 годах

За первый квартал 1951 г. на прямом производстве на лесозаготовках использовалось 69,6 % к списочному составу заключенных, т.е. несколько выше плана – 68, 7 %. Хозяйственной обслуги используется 14,9 % против 12,5 % плана т. е. группа “б” превышает плановую на 474 человека. Процент лагобслуги вУсольском МТЛ остается высоким и указания МВД СССР от 6 апреля 1951 г. за № 1776 (сс) по вопросу сокращения лагобслуги не выполняются.

Трудовые потери рабочих дней в первом квартале составляют 89803 человекодня, а за апрель 36 358 в том числе по причинам:

Виды потерь ч/дней 1 квартал ч/д.апрель ч/д
ШИЗО без вывода на работу222956143
Отказчики от работы179933000
Пересылки1935013768
Внутри лагерные переброски24031113
Из-за не предоставленной работы18334 3817
Из-за недостатка конвоя16387007

Из 1416 заключенных инвалидов не используются ни на каких работах 1062 человек.

Введение зарплаты заключенным повысило производительность труда. Посравнению с 1 кварталом 1950 г.: на лесоэксплуатации на 17%, в апреле по сравнению с прошлогодним апрелем 0,7 % роста на подвозке, 15,8 % на вывозке».

Анализируя приведенные данные можно заметить, что значительные трудопотери допускались Управлениями лагерей не только и не столько потому, что контингент не имел физических сил для работы, а по причинам зависящим от администрации. Нехватка инструмента, недостаточное количество выделяемого конвоя, плохое вещевое довольствие работающих заключенных. Данных о трудоиспользовании заключенных в Прикамских лагерях тридцатых начала сороковых годов не прослеживается, но можно говорить о том, что в это время задач максимально эффективного трудоиспользования контингентов перед руководством лагерей не стояло. Главным было выполнение хозяйственного плана, а экономические убытки и рентабельность труда заключенных ГУЛАГа никто не считал. Во время войны «забота» о контингенте и о его максимальном трудоиспользовании была продиктована невозможностью его пополнения. Думать о модернизации труда заключенных, о грамотном их трудовом использовании и создании надлежащих для этого условий не было ни времени, ни сил. Поэтому когда привыкшая к подобному труду экономика страны была на грани, создали Трудармию. Трудовые батальоны широко использовались и на Урале. Так в феврале 1942 года Усольлаг получает большое пополнение рабочей силы в качестве трудармейцев, состоявших в основном из совецких немцев, проживающих в республике немцев поволжья, запорожской области и других местах. В трудармии были мобилизованы болгары, венгры, румыны, фины и итальянцы. В трудармию были призваны через военные комиссариаты лица, достигшие призывного возраста. По прибытию они размещены в те же зоны, в которых содержались зеки, только теперь они стали называться городками. Сохранялись ограждения, вышки, вахты, пропускные пункты; шизо превратились в гоубвахты. Бывшие ЛП стали трудбатальонами. В трудбатальонах были роты, в ротах взвода. Взвод – это по существу бригада, а рота –лесозаготовительный участок или что то приближенное к этому. На три батальона трудармейцев существовал взвод охраны. Не то что бы это была охрана, а так догляд. Смотрели за порядком, охраняли на губе, сперва следили на вахтах что бы на работу выходили, а потом и это перестало.

Принципы организации трудовых батальонов были аналогичны организации заключенных. Рентабельность от труда полученного таким образом,никто не считал.

Лишь с пятидесятых годов, когда постепенно нарастает вопрос о целесообразности ГУЛАГа как хозяйственной структуры, начинается борьба за улучшение качества трудового использования. Подсчитываются прибыли и убытки, налаживается модернизация производств, заключенным впервые за долгие годы возвращают заработную плату и применяют меры экономического стимулирования. У исследователя, к примеру, есть четкие данные о том, что Усольский ИТЛ МВД СССР на 1956 год был экономически убыточен.

Можно смело сказать, что одной из важнейших причин ликвидации ГУЛАГа являлась его экономическая невыгодность.

«В Ныробском ИТЛ на зиму 1953-54 годов вещевым довольствием заключенные обеспечены не пол¬ностью. На 25 ноября 1952 года недоставало до полной положенности бушлатов - 205, телогреек - 218, бурок - 252, брюк ватных - 240, курток - 132, шапок - 112, одеял - 146 штук. Вследствие чего ежедневно на работу выходят только 170-180 человек, остальные не выводятся из-за отсутствия одежды и подготовленного объекта работы».

Невозможно было ожидать от заключенных Прикамских лагерей полноценного и надлежащего труда, когда известны факты их тяжелого бытового положения, скудного вещдовольствия и посредственного питания.