МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Версия для слабовидящих

Версия для слабовидящих


"Следы и свидетели ГУЛАГа"

«Сокровища» Лабытнанги - груз тяжёлый во всех смыслах. Общий вес экспонатов, прибывших из города «семи лиственниц» - 160 килограммов. «Золото партии?» - не сдержавшись, уточнил представитель транспортной компании, доставивший комплект крупногабаритных «посылок» в Пермь.

Георгий Софронов и Иван Сулимов Георгий Софронов (слева), один из первооткрывателей Харбейского месторождения. В 1935-ом осуждён на три года за контрреволюционную деятельность, отправлен в Воркутлаг. Там же отбывал срок его коллега - будущий доктор геолого-минералогических наук Иван Сулимов, приговорённый к «пятилетке» за «агитацию, содержащую призыв к свержению Советской власти».
Увы, в собрании краеведческого музея города Лабытнанги представлен куда менее благородный металл - железо и его прогрессивные соплеменники: чугун, сталь.
Фрагменты тюремных решёток, элементы рельсовой колеи, строительный инструмент. … Все предметы связаны с двумя, почти одновременно стартовавшими и географически соседствующими проектами ГУЛАГа.
Часть доставленных из Лабытнанги экспонатов - «следы» Харбейского месторождения, в разработке которого участвовали репрессированные геологи.
Потенциал, расположенного в горах Полярного Урала месторождения оценили не сразу. Геолог Олег Баклунд, рассказывая о результатах Карской экспедиции 1909 года (маршрут проходил по реке Большой Харбей), уточнял, что ему не удалось обнаружить «каких-либо значительных проявлений полезных ископаемых». Интерес к этой территории возник спустя 35 лет. В сентябре 1944-го, исследующие Харбей геологи, нашли здесь молибден, широко используемый в металлургии и необходимый для нужд активно развивающейся атомной отрасли.
Молибденовая руда Харбея Молибденовая руда Харбея. Этот образец музейщики Лабытнанги нашли у шахты «Разведочная» во время экспедиции 2014 года
Освоение Харбея началось в 1947-ом. Около двух лет ушло на исследование рудоносного участка: от геологической съёмки до подземной разведки месторождения. Параллельно шло строительство горно-обогатительной фабрики, возведение посёлка и необходимых для его функционирования коммуникаций. Справиться с таким объёмом работ силами вольнонаёмных граждан было сложно.
К строительству привлекли заключённых. От Воркуты, через болотистую тундру (расстояние более 100 километров) они тянули линии электропередач, прокладывали дорогу к перевалочной базе, расположенной в посёлке Полярный, возводили фабричные здания.
Свою лепту узники внесли и в разработку Харбейского рудника. Именно они выполняли не требующие высокой квалификации и при этом физически сложные работы - копали разведочные канавы, участвовали в прокладке штолен и шахт.

Один из лагерных пунктов

Один из лагерных пунктов находился на левом берегу ручья Молибденитового
(фото геолога Фёдора Турова, 1962 год).

Путь от палаточного лагеря до пригодного для жизни населённого пункта Харбей прошёл за несколько лет. Официальное название «рабочий посёлок» он получил 11 июля 1951 года. К этому времени здесь возвели первые многоквартирные дома, начали строительство амбулатории, банно-прачечного комплекса, яслей, начальной школы и клуба. Вводили в строй и «малые предприятия»: хлебопекарню, лесопилку, пожарное депо.

Форма для выпечки хлеба и подставка для утюга

Предметы, используемые в быту, за 60 лет эволюционировали слабо и поэтому вполне узнаваемы. Форма для выпечки хлеба (слева) и подставка для утюга.

За время работы первого промышленного предприятия Полярного Урала – с сентября 1951-го по декабрь 1953-го – было выпущено около 35 тысяч килограммов молибденового концентрата (на обогатительной фабрике перерабатывалось до 120 тонн руды в сутки).

«Железные ядра»
В окрестностях Харбея такие предметы встречаются часто и пользуются популярностью среди туристов-блогеров. Описывая находки, путешественники называют их «железными ядрами» (в лучшем случае) или «деталями гигантского подшипника» (в худшем). Музейщики Лабытнанги тоже не сразу распознали истинное предназначение разнокалиберных шаров. Сопровождавший экспедицию горный инженер, объяснил: их использовали в мельницах обогатительной фабрики для дробления добытой руды. Соседство двух шаров разных диаметров (ближний – десять сантиметров, дальний – семь) оправдано. Популярный приём «до» и «после» помогает понять - контактируя с рудой, шары существенно теряли в объёмах.



Гибель Харбея была более скорой, нежели его рождение. О сворачивании проекта заговорили после смерти Сталина и уже в 1954 году месторождение законсервировали, признав его нерентабельным.

Харбейские объекты

Специалисты отмечают высокое качество консервации харбейских объектов. Горно-обогатительная фабрика, к примеру, простояла в надлежащем виде до конца прошлого века и при необходимости вполне могла возобновить работу. Объект, с которым не справилось время, разрушили люди. В 1999 году неизвестные «путешественники» подожгли фабрику. Четыре из пяти зданий предприятия сгорели дотла, сохранилась лишь котельная (на фото - нижнее сооружение). Сегодня здесь можно увидеть лишь ржавые остатки технологических линий.
❋ Экспонаты выставки находятся на территории бывшей ИТК-36 в деревне Кучино. «Следы и свидетели ГУЛАГа» входят в экспозиционный проект «Общенациональное место памяти», знакомящий посетителей Мемориального комплекса политрепрессий с деятельностью музеев памяти постсоветского пространства.

Возврат к списку