Мемориальный музей-заповедник
истории политических репрессий «Пермь-36»
Государственное бюджетное учреждение культуры Пермского края

Версия для слабовидящих

Версия для слабовидящих


Новости

28.01.2019

Страницы истории: об эвакуации из архивно-следственных дел

27 января исполнилось 75 лет со дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В то тяжелое время вся страна помогала ленинградцам, а Молотовская область приняла более ста тысяч эвакуированных соотечественников. Кроме гражданского населения и предприятий, на Урал и в Молотовскую область эвакуировали лагеря ГУЛАГа.  По всей стране в годы войны была проведена эвакуация 27 лагерей и 210 колоний из местностей, находившихся в непосредственной близости от зоны военных действий.

Сведения, содержащиеся в архивно-следственных делах, дополняют данные о путях эвакуации, о быте эвакуированных, взаимоотношениях с местных населением. Для музейных сотрудников особенно важны «вещь доки» - фотографии, документы, в том числе периода эвакуации.

База данных «Жертвы политических репрессий. Территория Пермского края 1918–1980-х гг.» Пермского архива социально-политической истории содержит сведения о 36763 репрессированных по политическим мотивам граждан, проживавших на момент ареста на территории Пермского края. Из них уроженцы Ленинградской области – 709 человек и города Ленинград – 196 человек. Многие из них прибыли в наш край до или после Великой Отечественной войны. Например, большинство уроженцев Ленинградской области – это раскулаченные и высланные крестьяне, прибывшие в Пермский край в 1929-1933 годах, а также высланные в 1935 г. из Ленинградской области финны и эстонцы.

Из переписки Молотовского обкома ВКП(б) можно узнать, что первые эшелоны с эвакуированными ленинградцами прибыли в Молотовскую область в 20-х числах октября 1941 г. В базе данных с октября 1941 г. по май 1945 г. имеются сведения об 90 арестованных уроженцах Ленинградской области и 60 – г. Ленинграда. 

расцветаев.JPG

В архивном деле Сергея Александровича Расцветаева описан непростой эвакуационный путь. До августа 1941 г. он работал на мыловаренном заводе в г. Выборг. В августе 1941 г. завод эвакуировали в Ленинград, а затем в октябре – в Молотовскую область в Березовский район. Из Ленинграда эвакуировались сначала на пароходе через Ладожское озеро до станции Нижняя Ладога. От этой станции шли пешком до Волховстроя (примерно 25 км), где сели в поезд и ехали через Череповец, Вологду, Киров, Молотов. Из вещей был только один чемодан, в котором лежал рабочий комбинезон, старый костюм и пара белья. 

док расцветаева 1.JPG

док расцветаева 2.JPG

док расцветаева 3.JPG

Имеется несколько архивно-следственных дел на бойцов (иногда в документах написано – красноармейцах или рабочих) строй колонн. При дальнейшем изучении оказалось, что одна из 56 строительных колонн, дислоцировавшихся в Молотовской области, была почти целиком сформирована из бойцов Ленинградского фронта. По словам начальника колонны – более 80% бойцов были ранены на войне, по национальному признаку она состояла из немцев, финнов, латышей, эстонцев. Колонна прибыла в 1942 г. со своим командованием и войсковой организацией. По словам т. Хохлова – начальника колонны – «моральное состояние было такое, что люди обиделись», за то, что их с фронта послали на лесоповал в Молотовскую область. Из архивно-следственных дел можно узнать о судьбах бойцов этой колонны. Так, Андрей Андреевич Святогор, поляк по национальности, родился в Риге [ПермГАСПИ, ф.641/1, оп.1, д.16324]. В 1914 г. его семья в качестве беженцев Первой мировой войны переехала в Петербург. До апреля 1941 г. Святогор работал токарем на Кировском заводе, затем был призван в армию, в саперный батальон. С первых дней Великой Отечественной войны Андрей Андреевич находился на фронте, а с августа – на Ленинградском фронте. 15 октября 1941 г. был ранен осколками в ногу и поясницу и лежал до декабря 1941 г. в госпитале в Ленинграде. Из госпиталя был эвакуирован в Молотов и после выздоровления зачислен в стройбатальон №1572. 

святогор.JPG

Другой пример – Экстер Яков Иванович, немец по национальности [ПермГАСПИ, ф.643/2, оп.1, д.23479]. Из показаний на допросе: «… В 1941 г. 15 июля меня мобилизовали в Красную армию и направили на Финскую границу в г. Белоостров в качестве кузнеца – полк № 712. Пробыв в г. Белоостров до ноября месяца 1941 года. В ноябре месяце нас отправили обратно в город Ленинград в распредгарнизон, где до января месяца 1942 года занимались военной подготовкой, а в январе месяце направили на Урал. Прибыв в Молотовскую область, я попал в числе других в Городищенский мехлеспункт Чермозского района, где из нас был сформирован стройбатальон – номер стройбатальона не знаю».

Много архивно-следственных дел было заведено на заключенных ГУЛАГа. Как известно сотни тысяч заключенных также были эвакуированы из районов боевых действий. Многие попали в наш край.

В обвинительных заключениях на арестованных эвакуированных ленинградцах преобладают антисоветская агитация и пропаганда. Вероятно потому, что эти люди видели стремительное и грозное наступление немецких войск, голод и смерти близких, а к публикациям в СМИ относились критичнее, чем сотрудники НКВД. Так, эвакуированный вместе с заводом №629 О.В. Далецкий [ПермГАСПИ, ф.643/2, оп.1, д.15940] обвинялся в том, что говорил, что газеты врут – «…я говорил, что в газетах пишут далеко не правдивые и полные факты о потерях нашей живой и технической силы». Николай Федорович Нагорный [ПермГАСПИ, ф.643/3, оп.1, д.446] – фрезеровщик эвакуированного завода №224 - «Информбюро верить нельзя, так как это вранье». Экстер Яков Иванович - «Советские газеты пишут неверно и верить им не нужно».

Данные из архивно-следственных дел дополняют историю эвакуации, рассказывают непростые судьбы эвакуированного населения.