МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Версия для слабовидящих

Версия для слабовидящих


Новости

31.10.2017

День памяти жертв политических репрессий: «если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки»

«Ой, ребята, какой ужас, как же людям досталось!», «Человеческая жизнь ничего не стоила», «Как жалко, как жалко!», Ты прочитал про тройки? Что творилось...», «Это никогда не должно повториться», — то восклицали, то шептали друг другу участники экскурсии по Мемориальному комплексу «Пермь-36». Мероприятие было организовано для жертв политических репрессий и членов их семей из Перми и Полазны в преддверии Дня памяти 30 октября. Конечно все они не раз слышали рассказы о тех, кто попал в жернова репрессивной машины Советского государства, они знают истории своих отцов и матерей, но многочисленные экспонаты музея, эмоциональный рассказ экскурсовода, реальные стены бараков и камер заставляют с особой остротой прочувствовать то, что выпало на долю «неугодных» в годы репрессий.
1.jpgСобственно экскурсия началась еще до приезда в Мемориальный комплекс. По дороге, у отворота на Верхнечусовские Городки, находится стела, посвящённая истории нефтедобычи в Прикамье. Первое на Западном Урале нефтяное месторождение было открыто здесь, в окрестностях Верхнечусовских Городков. По словам Ирины Сажиной, председателя полазненского филиала общества «Мемориал», разрабатывали его ссыльные немцы. В её руках список, где около четырёх десятков фамилий. Бурильщиками, водителями, плотниками, подсобными рабочими здесь были женщины — в списке только двое мужчин. Ядвига Дик, бывшая учительница — буровой рабочий, Ольга Энгель — дизелист, Любовь Кяхярь — плотник буровой вышки, Елена Эгарт, Амалия Кантер... Прозвучало каждое имя. Некоторые из приехавших сюда в этот день, услышали имена своих матерей и бабушек.

Полная экскурсия по Мемориальному комплексу занимает несколько часов. Учитывая возраст большинства участников, организаторы решили ограничиться сокращённым вариантом экскурсии, покормить гостей и показать фильм «Белая гора. Жизнь после...» режиссёра Вячеслава Дегтярникова.

Начали с бывшего главного производственного объекта ИТК-36 — пилорамы (её реставрация только планируется), познакомились с системой охраны колонии, побывали на выставке «Урановый ГУЛАГ», в жилом бараке с несколькими размещёнными в нём выставками и т.д. 

2.jpgПо пути от объекта к объекту разговорились с Ниной Чудиновой. Она родилась в 1948 году. Здесь впервые побывала два года назад. Её отец Александр Пенер был выслан с Повольжья в 1941 году. «Мама осталась с тремя детьми под Рязанью. Я-то уже здесь родилась, в Чусовском районе, разъезд Грузди. Мама сюда к отцу в 1946 году приехала. Отец реабилитирован. Папа работал каменоломом. Сослали просто потому что немцы».
После экскурсии, перед началом фильма гостям предложили обед в столовой Мемориального комплекса. Когда-то в этом помещении располагалась столовая для заключённых, она же — кинозал и библиотека. Еду здесь и сегодня подают в алюминиевых чашках, однако кормят досыта и вкусно. Кажется, недовольных программой не было.

Уже на обратном пути, в автобусе, удалось взять несколько комментариев участников поездки и послушать истории их семей.

Светлана Александровна: «У меня репрессировали отца. Он родился в Ленинграде, закончил Свердловский горный институт, работал главным инженером на шахте в Кизеле после института. Перед самой войной, в апреле 1941 года его арестовали. Тогда арестовывали многих инженерно-технических работников. Отца сначала приговорили к высшей мере как диверсанта. Свою вину на суде он не признал ни по одному пункту обвинения. Но, всё равно его отправили на 20 лет в Воркутлаг. Хвальцов Александр Петрович. Он умер в 1943 году в состоянии полного истощения. В заключении врача написано, что у него не было ни одного зуба, его желудок не мог усваивать пищу.

3.jpg

В ту апрельскую ночь 1941-го арестовали многих. Утром мама пошла узнавать куда увезли отца. Смотрит — навстречу идут знакомые. Увидев её, они перешли на другую строну и прошли мимо, отворачиваясь. Она даже подумала «неужели я так постарела за эту ночь, что люди перестали меня узнавать и здороваться». 
Рабочие рассказывали: «Приходишь утром на работу — того инженера нет, этого бригадира нет, тот начальник исчез... Потом присылают новых, потом и эти пропадают».

Папин знакомый рассказывал, что сложил в узелок вещи, еду и каждую ночь ждал, что придут за ним. А потом подумал: «Что я сижу, дрожу». На работе не рассчитался, никому ничего не сказал и куда-то уехал, скрылся. Это его и спасло. Отца реабилитировали посмертно в 1957 году».

Василий Качин в музее впервые. «Всё понравилось. Не ожидал. Только слышал о музее. Теперь воочию убедился в том, что это действительно хороший музей. Впечатлил рассказ об их (заключённых) труде, условиях содержания. Люди находились на грани. Я считаю, выставки и экскурсии дают довольно реальное представление о том, что было на самом деле.

У меня репрессировали отца. Расстреляли. Мать репрессировали. Бабушку и дедушку сослали. Отец родился и вырос в деревне, работал в колхозе. Соседка на него написала. Я даже знаю кто. Написала, что он якобы что-то себе присвоил. Его забрали, увезли. Ну, и мать за ним тоже. Это было в 1937 году. Мать потом отпустили, а отца расстреляли в 1938 году. Мать отпустили, потому что в семье было семь ребят. Мал — мала — меньше. Я был младшим, в 1937 году мне был годик. Бабушка с дедушкой были зажиточными крестьянами — две коровы, две лошади. Кулаки — по тем временам. Они жили в селе Бабка Частинского района». 

4.jpgАнаньина Гульнара в Перми-36 тоже впервые. «Поражена. Как будто пережила всё, что пережили сидевшие здесь. Очень впечатлена. После такого начинаешь ещё больше ценить жизнь. Не хочется терять ни минуты. Обязательно попробую уговорить друзей съездить сюда.

У меня мама была репрессирована. Выслали из Крыма. Татарка. Выслали в 1944 году в Кривое, потом в Ветляны. Потом мама вернулась на родину, в Крым. А я здесь родилась, пустила корни.

Историю надо знать, чтобы сравнить, чтобы познавать в сравнении, чтобы не пережить заново, чтобы молодёжь поняла в какое время они живут, чтобы ценили».

Воспитанники «Уральского подворья» в этот день были самыми юными посетителями комплекса «Пермь-36»: «Мы здесь в первый раз. Было интересно.  Историю надо знать. Это наша история, история нашей страны... Посоветуем нашим друзьям, одноклассникам съездить сюда. Здесь очень интересно и это полезно. Мы не жалеем о том, что съездили».

 

Два пенсионера из Полазны — Вычекжанин Николай и Кузнецова Римма, оказались в компании случайно. «Здесь впервые. Нам позвонили и сказали: «У нас двое не смогут поехать. Соберётесь за пять минут?».

5.jpg

Николай: «Впечатления хорошие. Мне 65 лет. Получается, что мы жили в те времена и не подозревали, что параллельно с нами люди жили какой-то негласной, другой жизнью. Даже не верится, что это было. До нас доносились какие-то слухи, но мы не придавали этому значения».

Римма: «Нам предложили собраться за пять минут. А я всегда говорила, что никогда не была в Перми-36, но так хочу. До мурашек».

Николай: «Я узнал, что можно приехать просто на своей машине, в частном порядке. Я уже запланировал: в следующем году, когда внуки из Питера приедут, обязательно свожу их сюда».

Римма: «Я хочу, что бы сюда возили как можно больше школьников. Они должны знать цену той жизни, которой они сегодня могут жить».

Николай: «Свою историю, какой бы она ни была, должен знать каждый. Историю надо принимать такой, какая она есть».

Ещё Расул Гамзатов сказал: «кто в прошлое выстрелит из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки».